Ветеран ВОВ Ионин: Молодежи нужно сплотиться вокруг «Единой России» и Путина

пятница, 27 января, 2012 - 16:51

Сегодня, 27 января, в России отмечается один из Дней воинской славы - День снятия блокады Ленинграда. По этому случаю, корреспондент mger2020.ru встретился, чтобы поговорить о Великой Отечественной с ветераном, прошедшим всю войну, Героем России, профессором Георгием Дмитриевичем Иониным.

Георгий Дмитриевич Ионин родился 5 декабря 1922 года в городе Яготин Киевской области. Закончив 10 классов школы, поступил в артиллерийское училище, артиллеристом он и отправился на войну. Закончил войну в звании командира артиллерийского дивизиона. Был дважды ранен, получил контузию. После войны остался в армии, поступил в Военную академию им. Фрунзе, которую закончил с золотой медалью. Впоследствии стал профессором в родной академии, где проработал до 2009 года. Герой России, инвалид Великой Отечественной войны, лауреат Форума общественного признания. Отметим, что в рамках проекта «Я - Доброволец» молодогвардейцы оказывают Георгию Дмитриевичу адресную помощь.

- Георгий Дмитриевич, расскажите, пожалуйста, о том, как Вы попали на фронт?

- По окончании десятилетнего обучения в школе в городе Балашове Саратовской области в 1940 году я подал документы на поступление в артиллерийское училище. Но мне еще не было 18 лет, поэтому мне отказали. Тогда я написал письмо на имя Наркома обороны. Я думал, что им был еще Ворошилов и писал письмо на его имя, но, оказалось, что к тому времени этот пост уже занимал Семен Тимошенко. Тем не менее, после этого письма меня вызвали в училище и приняли без экзаменов. Училище предполагало трехгодичный курс обучения, но в связи с началом войны в июле месяце 1941 года нас выпустили лейтенантами, и 22 июля я попал на Западный фронт. Со мной в дивизию попали еще три моих однокашника - все молодые лейтенанты, но служили мы в разных полках. Меня назначили помощником начальника штаба дивизиона. На тот момент у меня не было ни малейшего представления даже о существовании этой должности. И одновременно в подчинения я получил взвод управления.

- Как проходил первый бой, в котором Вам довелось поучаствовать?

- Это было в августе месяце под Ельней, на дальних подступах к Москве. В связи с тем, что командиры пехотных подразделений часто выбывали, командир дивизии практиковал заменять их артиллеристами. Так получилось и со мной. Мы принимали участие в атаке, она оказалась неудачной, немцы нас быстро «положили». В тот раз мне довелось немножко пострелять, хотя с наших позиций мы даже не видели немцев, просто стреляли в ту сторону, откуда по нам вели огонь.

После Ельни нас отправили в Воронеж на доформирование. Но до Воронежа мы не добрались, в Лебедяни нас развернули и приказали идти на Рамны. Там наши войска попали в окружение - надо было вызволить их. В итоге мы сами попали в окружение, но вышли из него и приняли участие в разгроме немцев под Москвой.

- Как дальше проходил Ваш боевой путь?

- К началу 1942 года меня назначили командиром артиллерийской батареи. Здесь я уже почувствовал себя на своем месте, ощутил, что занимаюсь нужным делом. У меня в подчинении было человек 80. Батарея была на конной тяге, хотя учились мы на тракторах. Орудия были старые, образца 1903 года. Конечно, была большая ответственность и за личный состав, и за технику, и за лошадок. Я в полной мере ощутил себя военным, начал мужать. В 1942 году я участвовал в обороне Сталинграда. В 1943 году я уже был назначен командиром дивизиона, в этом же артиллерийском полку. В 1944 году мы формировались в Полтаве. Я попал в штаб артиллерии корпуса, меня назначили командиром отдельного дивизиона механизированной бригады. Нас послали на 3-й Украинский фронт, в нем я и закончил войну. Ближе к концу войны меня назначили начальником артиллерии бригады, заместителем командира бригады.

- Георгий Дмитриевич, а какой бой Вам запомнился больше других?

- Это было в 1945 году на подступах к Будапешту. Немцы проводили контрудар с целью освободить окруженную нами группировку. Приказ был «ни шагу назад». Мы должны были преградить путь контрударным формированиям противника. Командир бригады дал приказ: умрите, но немцев пропустить нельзя. Мы немцев не пропустили и живы остались.  Наш дивизион уничтожил 12 танков, 8 бронетранспортеров, до 200 солдат и офицеров. Это приблизительный подсчет, его вел командир бригады, наблюдавший за боем с колокольни. Самое главное, что немцы не просто понесли потери, главное, что потери оказались столь велики, что противник отказался от продолжения прорыва. За этот бой меня представили к Герою Советского Союза.

- Вам уже тогда об этом сообщили?

- Да, я знал, что меня представили к этой награде.

- Почему же тогда награда вас нашла только через 50 лет?

- События так развивались. Командир бригады и командир корпуса подписали все документы о представлении меня к званию Героя Советского Союза. Я думаю, что тогда просто не до этого было - немцы провели несколько контрударов. И, видимо, материал где-то затерялся. А по прошествии времени уже и неудобно было, наверное, и эти документы просто подшили к общим материалам, включили в личное дело. Да и я сам, как-то забыл об этом. А потом в 1995 году в «Красной звезде» писали, что многие награжденные только сейчас получили награды, дела представленных к наградам поднимаются, если написать заявления. Но я заявление писать не стал. У меня товарищ был, Герой Советского Союза Лоза Дмитрий Иванович, он у нас в Академии Фрунзе на кафедре работал. Я ему рассказал о прочтенной статье и о том, что тоже был представлен к награде. Он мне говорит: «А что ж ты молчишь?!». Я ответил, что уж полвека прошло, как-то и не с руки сейчас вспоминать о том представлении. Тогда он взялся за дело, и мы обратились в военкомат, но там в моем личном деле нужных документов не нашли. Сказали, что они могут быть в горвоенкомате.  Там они и оказались. Их отправили в Главное управление кадров. И Указом президента я получил звание Героя России, хотя сослуживцы и удивляются - какой же, говорят, ты Герой России, когда всю жизнь в Союзе служил, а звание на войне заслужил.

- А как складывалась Ваша жизнь после войны?

- В 1950 году я поступил в Военную Академию им. Фрунзе и закончил ее с золотой медалью. В 1959 поступил в адъюнктуру (военный аналог аспирантуры в гражданских вузах), получил ученую степень, впоследствии стал профессором. Довелось 6 лет послужить за полярным кругом. В общей сложности я прослужил 47 календарных лет, а по выслуге 55 лет. Уволился я в 2009 году.

- В последние годы Россия и Германия организуют встречи ветеранов Красной армии и Вермахта, направленные на примирение сторон. Как Вы к этому относитесь? Можете ли Вы простить немецких солдат, которые в 1941 году вторглись в СССР?

- Это дело, конечно, сложное, но я положительно смотрю на это дело. Нужно искать точки соприкосновения в мирное время. Это, может быть, не очень приятно, но это нужно. Меня приглашали в Венгрию, я ведь в Венгрии войну закончил, на встречу с немцами. Я не поехал, но не потому, что не хотел встречаться, а потому, что по работе был очень загружен. Я профессором кафедры работал, занимался разработкой учебников, теоретических пособий. По 12 часов и больше в день работал. А, в общем, это явление положительное. Нужно встречаться, вместе за мир бороться, тем более немцы к нам хорошо расположены.

- «Молодая Гвардия» организация молодежная, поэтому хотелось бы узнать Ваше мнение о современной молодежи. Что общего у современных молодых людей и у молодежи Вашего поколения, в чем различия?

- Когда я был молод, был Советский Союз. Мы не смотрели на национальности, все дружили и были патриотами своей страны. Сейчас все изменилось, национальный вопрос после распада СССР встал остро. Все стали отделяться, в каждой республике бывшего Союза теперь свой язык, своя культура. Да и у нас в России звучат голоса, что в России должны жить русские и русские должны занимать командные посты, даже у нас в академии такие голоса звучат. Но, думаю, более прогрессивная молодежь все же стремится к тому, чтобы в России был мир, чтобы все дружили. Так и наши руководители - Медведев и Путин - на это смотрят. Нужно больше внимания уделять не национальности, а патриотизму, болеть за Россию, за весь народ, который живет в России. Все эти национальные противоречия начались с распадом Советского Союза, когда все разбежались по национальным квартирам.

- Георгий Дмитриевич, а как Вы восприняли крушение СССР?

- Очень болезненно воспринял. Конечно, не хотелось, чтобы Советский Союз распадался. Тогда предполагали, что Ельцин будет страшим братом остальным республикам, а получилось, что все отвернулись, стали обращать внимание на свои дела, стали отмежевываться от России. Путин правильно сказал, это была катастрофа. В республиках все войска из подчинения вышли, да там и остались.

- А как Вы оцениваете существующую политику государства в отношении ветеранов?

- Мне она импонирует. О ветеранах очень беспокоятся, всячески стараются уважать. Может, это тяжеловато для других, ведь приходится выделять средства. Но все-таки, я думаю, старость надо уважать, тем более участников войны. Их осталось немного. Люди эти живут уже, в том числе и я, по принципу три «Д» - доживаем, доедаем, донашиваем. Вот мне уже 90-й год идет, читать уже практически не могу, уже и очки не помогают. Хорошо, что пенсию вот повысили.

- Георгий Дмитриевич, а что Вы думаете о внешней политике России, в частности, об отношениях с США?

- Все, что раньше находилось под влиянием Советского Союза, Америка пытается прибрать к себе. По-моему, наша политика в этом плане правильная - нужно упираться, нужно их развенчивать в какой-то мере. С другой стороны, у нас есть общая задача - борьба с международным терроризмом. Наша задача, чтобы до «горячего» конфликта не дошло, а холодную войну в какой-то мере вести надо.

- Беседа наша подходит к концу. Георгий Дмитриевич, что бы Вы напоследок пожелали современной молодежи?

- Главное - это быть патриотами своей Родины. Это самое главное! Надо помогать правительству, сплачиваться вокруг него. Вот сейчас были выступления оппозиции, я считаю, это неправильно. Надо, наоборот, поддерживать свою власть, раз уж ее выбрали, надо помогать ей работать на благо страны. Надо сплачиваться вокруг «Единой России». Ведь Путин, Медведев - они очень много работают. Еще очень важно, что они непьющие - это хорошо сказывается и на работе, и на общем положении в стране - своим примером, так сказать, показывают правильность ведения здорового образа жизни.

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 19